.life || Про отпуск – и не только – в буквах.

На маяк farol do Bugio, расположенный в устье Тежу, можно попасть. Для этого вовсе не обязательно изобретать колесо (что попыталась сделать я, изначально связавшись с военными), а всего-то нужно обратиться в Junta de Freguesia de Oeiras e São Julião da Barra (+351 21 441 64 64 с 9:00 до 12:30 и/или с 14:00 до 17:30), узнать ближайшие даты поездки и записаться. Также у этих ребят есть два тематических комьюнити в Facebook: https://www.facebook.com/espacoememoria и https://www.facebook.com/espaco.memoria, где публикуются анонсы будущих экскурсий.

Есть здесь такая традиция – вешать над дверями картинки на кафеле. Как правило, изображают узоры или что-то религиозное: Деву Марию, какого-то святого или церковь. Но бывают исключения. Так, над одной из дверей в маленьком селе муниципалитета не то Ильяву, не то Овара, красуется бело-синее панно с изображением экскаватора.

Когда-то определенные цвета и узоры на азулежу могли использоваться только соответствующими сословиями. В настоящее время «закос под старину» очень веселит людей (нет, серьезно, это какой-то нереальный повод посмеяться для тех, кто «в теме»), которые в этих нюансах разбираются, потому что огромные панно в дорогих отелях вполне могут смешивать цвета знати и, допустим, фермеров или рыбаков.

– Меня поражают надписи на стенах, в которых любители граффити цитируют Шекспира, Фицджеральда или Фернанду Пессоа.
– А меня поражает, что цитаты написаны без ошибок.

В Лиссабоне, на стенах домов, оградах, и т.д. находится более шести десятков барельефов с португальскими каравеллами. Как показала практика, если использовать бытовой шантаж, я смогу назвать 27 из них, однако есть люди, которые могут назвать все без какого-либо стимула.

Если условиями предусмотрен каменистый пляж, а бонусом – острый нож, то во время отлива можно наколупать себе «морских блюдечек», приготовить их и успешно съесть. Туристы, как правило, таким не заморачиваются, но почему бы и нет?
На Мадейре их готовят так: берут моллюсков, сковороду, и сливочное масло, которое перетирают с несколькими зубчиками чеснока. Сковородку сильно разогревают, и выкладывают на нее моллюсков ракушкой вниз (лучше это делать на обычном гриле, сковороде-гриль, или подобной, где можно зафиксировать раковину), а сверху оные смазывают чесночным маслом. Все это счастье жарят минут 5-10 на сильном огне. После чего их можно смело кушать, с лимонным соком или без.
Для ленивых: в вареном виде на вкус эти «блюдечки» – типичный рапан.

Утром иду искать церковь. В каком-то очередном тупике ловлю какую-то бабушку, показываю карту и спрашиваю:
– Нужно попасть вот сюда, куда мне идти?
– Так исповеди сегодня не будет.
– Мне не нужно на исповедь.
– И для чего же еще в твоем возрасте нужна церковь?..

Одна из местных легенд гласит, что больше всего Педру Алвариш Кабрал, открывший Бразилию, негодовал из-за того, что стоило его матросам в «транзитных» пунктах встретить красивых баб, как они тут же решали оставаться там навсегда, и никуда дальше не плыть.

Эта поездка, в лице одного чудесного мальчика, подарила мне третье место в Лиссабоне, где можно бесконечно сидеть и смотреть «в никуда». Или книги читать. Впрочем, с лавочками на Каиш ду Содре все равно не сравнится ничего.

В Лиссабоне наконец-то открыли сеть муниципальных парковок возле вокзалов. К сожалению, не возле всех. К счастью, по цене в 3 евро/день. Если что, недалеко от того же Каиш ду Содре такая есть.

В Португалии никто никуда не спешит и все всё понимают. Поэтому если на узкой улочке кто-то остановился, чтобы вынести-занести вещи/зайти в забегаловку, взять кофе/посадить в машину бабушку/ обойти, посмотреть, все ли в порядке с колесами, все остальные водители, вынужденные ждать (потому что улица узкая, две машины не разъедутся никак), и не подумают сигналить или торопить.

В Кашкаише маяков два: всем известный farol de Santa Marta, и менее известный farol da Guia. Местные уверены, что без посещения второго нельзя говорить «да видел я ваш Кашкаиш».
К слову, еще один маяк, относительно недалеко, farol do Cabo Raso, но это уже не черта города, хотя и в пределах «района». Да и вообще, если брать побережье от Лиссабона до Кабо да Рока, то штук 6 маяков там наберется точно.

В этой чудесной стране я никогда не ставлю будильник не потому, что мне никуда не нужно, а потому, что за последние года три не было и дня, чтобы в шесть утра под окнами не проехал – с шумом, гамом, а иногда и песнями по радио – мусоровоз.

Лучший совет, который мне здесь дали, звучал так: «никогда не жарь сардины дома». Конечно, на слово я не поверила, и один раз поиграла в кулинара-умельца: всю следующую неделю в доме пахло как в Лиссабоне во время фиесты Санто Антонио.

В старину были специальные мастера, которые составляли на дорогах знаменитые узоры из брусчатки. Со временем это знание частично исчезло за ненадобностью, частично было вывезено в лице оставшихся специалистов за океан, в Бразилию, где благополучно нашло применение в небедных частных владениях. Поэтому сейчас, если нужно восстановить какой-то исторически важный фрагмент узора в том же Лиссабоне, чаще всего приглашают бразильцев.

Из вечерних диалогов:
– Портвейн. Все как обычно: начинается с «я столько не пью», – рассуждает Начо. – А заканчивается «а что, второй бутылки нет?».

После экспресс-курса по истории Португалии времен Древнего Рима просмотр мультиков про Астерикса становится минимум в два раза смешнее.

Говорят, что португальцы в сфере обслуживания не любят, когда с ними говорят по-испански. Теория, впрочем, расходится с практикой: на данный момент не было еще ни одного работника, который бы на мой вопрос «English or Spanish?» сказал «English».

Tags: ,

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.