.life || 20130803-2313

За год мало что изменилось, даже уборщица в доме та же. Oна узнает нас, улыбается, учит Эстелу португальским детским песенкам, пока мы вместе едем в лифте, и, в шутку, негодует от ее испанского произношения.
– Ты в Португалии, Эс-те-ла, – нараспев говорит она на португальском. – Слушай меня и повторяй точно-точно, иначе не будет красиво.
Я перевожу, но Эстеле повторять сложно, она улыбается во весь рот.

Август у океана уже не совсем лето, но еще не осень, у него отчетливый соленый привкус и насыщенный, золотисто-медовый цвет песка, кофе с корицей, дымки от падающего за горизонт солнца: если где-то его и можно почувствовать физически, то только тут. У всех оттенков есть звуки, ароматы и свои истории, по крайней мере, здесь в это веришь без тени сомнения. И в этой феерии ощущений нет будущего, нет прошлого, одно сплошное настоящее патокой медленно скользит вдоль пляжей, едва касаясь загорелой кожи и изредка покачиваясь на волнах.

Приезжает Пати, привозит вазон с пальмой и то, что она назвала “двумя сумками с едой”. Судя по звону, это и не еда вовсе, но уже вечер, у нас на балконе есть столик, в шкафу бокалы, поэтому я открываю бутылку вина, оставленную мне хозяевами, и мы молча сидим, смакуя концентрированные сумерки. Идеальная картинка, в которую я убегала последний месяц, по щелчку превращается в реальность.
Перед тем, как уйти, она спрашивает:
– Ты в порядке?
Я пожимаю плечами:
– Я в равновесии.
Она кивает и улыбается. Я улыбаюсь в ответ. Мы обе знаем, насколько оно обманчиво.

Tags:

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.